Menu

2.4. Литература и география

О близости и кооперации между географией и искусством написано немало [см., напр.: Мильков, 1981; Перцик, 1997; В.П. Семенов-Тян-Шанский, 1928]. Нас интересуют возможности заимствования каких-либо художественных произведений и/или их частей как отдельного элемента (в каком-либо качестве) собственно КГХ. Мы выделили бы несколько «ипостасей» возможного привлечения художественных произведений к комплексному описанию территорий:

1. Художественные произведения, по своему смысловому и образному наполнению близкие к литературоведческим и/или гуманитарно-географическим. Образцом подобного рода произведений послужит книга Петра Вайля «Гений места» [Вайль, 2001], которая не только представляет города через их «выразителей», не только противопоставляет и сравнивает города через «конфликт» их «гениев» – но и обосновывает этот путь: «Связь человека с местом его обитания – загадочна, но очевидна. Или так: несомненна, но таинственна. Ведает ею известный древним genius loci, гений места, связывающий интеллектуальные, духовные, эмоциональные явления с их материальной средой. <...> На линиях органического пересечения художника с местом его жизни и творчества возникает новая, неведомая прежде, реальность, которая не проходит ни по ведомству искусства, ни по ведомству географии. В попытке эту реальность уловить, и появился странный жанр – своевольный гибрид путевых заметок, литературно-художественного эссе, мемуаров: результат путешествий по миру в сопровождении великих гидов» [Вайль, 2001, с. 7-8]. Параллельно эти же произведения, как правило, изобилуют и собственно живописными образными описаниями городов, которые при этом часто несут в себе не только чисто описательную функцию, но и «настроены» на отображение какого-либо феномена пространства. В схожем ключе «работают» в пространстве некоторые литературоведческие произведения [см., напр., Баглаєвський, 1998].

2. Художественные произведения, представляющие специально характеристику какого-либо географического объекта как вообще «главного героя» произведения, либо как элемент «обстановки» [см., напр., Белый, 1994; Паустовский, 1958]. Особый случай – произведения А.П. Платонова, особенно роман «Чевенгур» [Платонов, 1988], где само пространство Воронежской области мифологизируется и становится не то действующим лицом, не то предметом инверсий со стороны героев и автора.

Как это ни странно, именно первого типа описания довольно распространены, но при этом их проблема в том, что они, как правило, не могут претендовать на комплексность описания и представляют одну какую-либо черту места. Нам представляется, что поиск отдельных черт есть важный этап при создании КГХ; поэтому привлечение именно этого типа литературных произведений наиболее продуктивно для синтеза КГХ, особенно – на этапе сбора первичной информации о месте и отбора основных черт. Заметим, что гуманитарно-географические описания часто напоминают именно такие произведения (теоретико-географические миниатюры Каганского [Каганский, 2001, с. 116-132], например). Упоминавшаяся выше статья Милькова [Мильков, 1981] предваряет именно сборник подобного рода работ о Воронежской области. Регулярно подборки материалов об Украине и особенно о западных ее частях представляет львовский независимый культурологический журнал «Ï» [см., напр., Возняк, 2003; Клех, 2003; Пономарьов, 2003; Присяжний, 2003; Рот, 1995; Шльогель, 2003]; его материалы частично переведены в сборнике [Апология Украины, 2002].

Часто такого рода произведения можно использовать как первоначальный набросок «главных» структурных элементов-образов будущей КГХ. Вот, например, простое перечисление первых предложений абзацев рассказа Эркена Кагарова:

У осени в Ташкенте совсем другой запах.

В Ташкенте все делается неторопливо.

В Ташкенте летом жарко.

В Ташкенте много дешевых фруктов и овощей.

Из Ташкента многие уезжают. 
В Ташкенте было землетрясение.

В Ташкенте был самый высокий в Средней Азии памятник Ленину.

Ташкент – город интернациональный.

В Ташкенте жило много корейцев и татар.

В Ташкенте не носят короткие юбки.

В Ташкенте говорят: «плов-млов» и «телевизор-мелевизор».

В Ташкенте не продается черный хлеб, а мясо всегда можно купить, только на базаре.

В Ташкенте очень любят цветы.

В Ташкенте водку пьют из чайников.

В Ташкенте на улице готовят плов и шашлык.

В Ташкенте коровы пасутся на трамвайных путях.

По Ташкенту многие скучают. [Кагаров, 1999].

Вот как характеризует подобного рода описания (на примере «Мещерской стороны» Паустовского [Паустовский, 1958]) Ф. Н. Мильков: «В повести нет стремления описать Мещерскую низменность в «целом» или «среднем» ни по компонентам природы, ни по физико-географическим районам, ее слагающим. Она состоит из отдельных, на первый взгляд совсем не связанных между собою отрывков, дающих, однако, в совокупности достаточно полное представление о природе и отчасти – о населении Мещеры» [Мильков, 1981, с. 9]. Об этом пишет и сам Паустовский: «Я нарушил обычай географов. Почти все географические книги начинаются одной и той же фразой: «Край этот лежит между такими-то градусами восточной долготы и северной широты и граничит на юге с такой-то областью, а на севере – с такой-то». Я не буду называть широт и долгот Мещерского края. Достаточно сказать, что он лежит между Владимиром и Рязанью, недалеко от Москвы, и является одним из немногих уцелевших лесных островов, остатком «великого пояса хвойных лесов». Он тянулся некогда от Полесья до Урала. В него входили леса: Черниговские, Брянские, Калужские, Мещерские, Мордовские и Керженские. В этих лесах отсиживалась древняя Русь от татарских набегов» [Паустовский, 1958, с. 195].

3. Художественные произведения, написанные в исследуемом месте (либо автором из исследуемого места), но не связанные непосредственно с этим местом. Суть изучения таких произведений при составлении КГХ – во-первых, ознакомление с культурными особенностями города, во-вторых, отработка ряда «извне» возникших черт КГХ места, в-третьих, инструмент «повышения художественности» КГХ через использование в отдельных случаях текстов как бы местного колорита, хотя и не относящихся, строго говоря, к исследуемому объекту. Говоря о таких произведениях, отметим роль «хрестоматии» нестоличной литературы [Нестоличная литература, 2001]. Иногда такие произведения могут использоваться и как образец местного говора (диалекта) [см., напр.: Собакина, 1996] или особенностей национального развития. Иногда их можно просто использовать как инструмент создания особой ауры, особой значимости места, привлечения к нему интереса [см., напр.: Бекишев, 1999; Галеев, 2000; Ерофеев, 2001; Кальпиди, 1995; Малышев, 2000; Наумова, 1997; Пекин, 2001; Туренко, 2000]. В этом отношении наиболее «продуктивны» для создателя КГХ появляющиеся в последние годы все чаще сборники местных литературных произведений [см., напр.: Литературная Свирель, 2003; Откройся..., 2001; Поэзия Севера..., 2003; Стихи не приходят..., 2000; Юный Таллинн, 2003].

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
  • Комментарии не найдены

Последние материалы

Заключение (Грунты)

При построении курса учитывалась необходимость его использования для различных гидротехнических специальностей и специализаций. В качестве основной части для студентов всех гидротехнических специальностей следует считать обязательным прочтение гл. 1—7. В гл. 8...

25-08-2013 Просмотров:3418 Грунты и основания гидротехнических сооружений

Представления о решении задач нелинейной механики грунтов

На современном этапе развития нелинейного направления механики грунтов оформились два основных подхода к решению практических задач расчета грунтовых оснований и сооружений: нелинейно-упругий и упругопластический (А. К. Бугров, С. С. Вялов...

25-08-2013 Просмотров:6481 Грунты и основания гидротехнических сооружений

Прочность грунтов при сложном напряженном состоянии

Для сред и материалов, обладающих сплошностью, предложено много различных условий прочности. Для оценки прочности грунтов наиболее широкое распространение получило условие Мора—Кулона (2.38), не содержащее промежуточного главного напряжения а2 и тем...

25-08-2013 Просмотров:3562 Грунты и основания гидротехнических сооружений

Еще материалы

Дослідження площинних споруд

Склад й обсяг інженерних досліджень залежать від розмірів майданного споруди. Склад досліджень на невеликих ділянках обмежується основними дослідженнями: інженерно-геодезичними, інженерно-геологічними, гідрометеорологічними. Для більших площинних споруд виконують всі інженерні дослідження: інженерно-геологічні, інженерно-геодезичні;...

30-05-2011 Просмотров:3553 Інженерна геодезія

Измерение перемещений

Для измерения линейных перемещений широко применяют механические приборы-прогибомеры с проволочной связью и контактные. Увеличение перемещений для возможности визуального наблюдения с погрешностью до 0,001 мм достигается за счет применения шестерен с...

19-03-2013 Просмотров:10725 Обследование и испытание сооружений

Основные дефекты окон и дверей и причины…

Основными дефектами окон является: гниение окон, подоконных досок и переплетов, перекос и неплотность оконные перекосы, дверных полотен, неисправность оконных приборов, уплотнение и износ уплотняющих прокладок створных частей переплетов, разрушение окраски...

31-03-2010 Просмотров:14615 Эксплуатация жилых зданий