Menu

1.6. Два пути к комплексности

Два рассмотренных нами многотомника указали на существование двух путей к комплексности. Примеры «Всеобщей географии» Э. Реклю и «России...» В.П. Семенова-Тян-Шанского не слишком знаменательны – в обеих концепции не до конца выверены. В каждой из них есть сдвиги в сторону «компромисса» между двумя основными подходами, которые проглядывают в них явно только при учете всего, что произошло в географии столетием позже. В любом случае – налицо – в первом случае идея систематизации всей информации о месте и ее тщательного учета, впрочем, с заботой об образности и яркости, служащая основой «России...» (аналитический путь). Этому пути к комплексности противостоит идея отбора только субъективно важнейшего и упор на целостность текста, иногда даже без внимания к потере полноты содержания – как у Э. Реклю (синтетический путь). Сразу скажем, что, на наш взгляд, более соответствует идее комплексности в географии второй путь, потому что комплексность в географии предполагает взаимосвязанность и целостность – и только потом уже, по возможности, полноту.

Еще Геттнер в своей «Географии...» [Геттнер, 1930] писал о двух подходах к географическому знанию: «соответственно различию между концепцией, опирающейся на непосредственное восприятие, и концепцией на основе родовых понятий изложение также будет то более наглядным, то более отвлеченным» [Геттнер, 1930, с. 356]. Исходя из этого, Геттнер выделяет различные виды описания: это, во-первых, образное описание. Оно «направлено на непосредственное восприятие ландшафта и пытается, насколько это возможно сделать, словами передать картину ландшафта, вместе с ее звуками и запахами» [Геттнер, 1930, с. 356]. Разновидностью образного описания является чисто художественное, отличающееся субъективностью изложенного (об этом же пишет в главе «География и искусство» автор «Района и страны» [В.П. Семенов-Тян-Шанский, 1928, с. 259-273]). Во-вторых, это объяснительное описание. Оно представляет собой по сути типологию и классификацию, обобщенное понимание территорий. «Оно разлагает географические факты на их составные части и по возможности подводит таковые под общие понятия, следовательно, широко пользуется географической терминологией. Непосредственное восприятие при этом легко пропадает» [Геттнер, 1930, с. 357]. Восприятие неизбежно предполагает понимание связей. Отсутствие же связей в силу упора на описание сущности явлений и есть ключевой недостаток описания-классификации, на который обращает внимание и Геттнер, говоря о двух видах изложения. Методическое (или аналитическое) изложение, представляющее собой путь от общего к частному, имеет своим недостатком то, что «разрушается сама связь явлений, она ускользает от слушателя или читателя и не доходит до его сознания. Это удается только при систематическом или синтетическом изложении» [Геттнер, 1930, с. 360]. Синтетическое же изложение настраивается на соединение в синтезе описанных отдельных частных единиц пространства.

Н.Н. Баранскому принадлежит объективное объяснение причин возникновения описанной дихотомии в географии. В своей статье «Больше заботы об искусстве географического описания» [Баранский, 1950] он представляет путь географии в нашей стране к потере комплексности описаний, подобных таковым рубежа веков – как закономерный процесс на герменевтическом круге. «Закономерен процесс перехода географии от простого землеописания к поиску закономерностей. Но, в процессе перестройки вместе с действительно отжившими элементами старого, мешающими продвижению вперед, временно терпят ущерб также и такие его элементы, которые не только не мешают продвижению вперед, но продолжают оставаться полезными и в новых условиях» [Баранский, 1950, с. 91], – так пишет Н.Н. Баранский об искусстве географического описания. Он видит две причины малочисленности «золотых» характеристик в свое время – это 1) переход от описаний и путешествий к анализу и 2) потеря навыков и ухудшение стиля.

Баранский называет результат аналитического пути развития географии – описанием. «В описании идут в определенном порядке от полочки к полочке, от номера к номеру, не отбирая признаков по важности, не заботясь о внутренней связи между отдельными связями между отдельными чертами хозяйства страны или района, не стараясь их объяснить, не сопоставляя их ни с особенностями природы и положения, ни с особенностями исторических судеб» [Баранский, 1980а, с. 166]. Заметим, что при всей критике этого пути, именно «схема Баранского» [см.: Баранский, 1946, 19806], определившая последовательность географического описания страны, и явилась впоследствии символом подобного подхода.

Результат синтетического пути к комплексности Баранский называет характеристикой. «Для характеристики отбираются важнейшие черты, отличающие данную страну от прочих; эти черты приводятся в определенную связь между собой, в определенную систему, из них выделяется ведущая, занимающая в этой системе центральное положение. Затем мобилизуются те особенности в положении, природе и исторических судьбах данной страны или района, которые могут объяснить уже выявленные нами особенности хозяйственного облика данной страны или района. И в положении, и в природных условиях, и в исторических судьбах, равно как и в современном хозяйстве страны, берется особенное, именно для нашей страны специфическое, выделяющее ее из ряда других стран. Того, что есть везде, в географии не должно быть нигде» [Баранский, 1980а, с. 166]. Здесь мы видим приближение к подходу Элизе Реклю, выбиравшего для каждой области Европейской России характеристическое и на это исключительно делавшего упор далее везде в характеристике. О том же пишет и современник Баранского P.M. Кабо: «В отношении городов географический путь их изучения заключается не в перечислении промышленных предприятий, а в рассмотрении культурно-исторического и народнохозяйственного характера того или иного города или целой группы городов. Легко понять, что в отношении таких характеристик списки промышленных предприятий служат лишь сырым материалом, который вместе с другими дает возможность сделать целый ряд важных научных обобщений, дающих представление о внутренней прочной связи сосредоточенных в городе явлений. А география может дать понимание этих связей» [Кабо, 1941, с. 53].

Другими словами, принцип структурирования всей информации как предмета анализа лежит в основе создания описания, а в основе синтеза характеристики лежит отбор только отдельных единиц информации. Глубинные причины необходимости такого разделения мы уже указывали – «любая реальная ситуация бесконечно богата информацией. Всегда можно увидеть и узнать больше, чем видит и знает какой-то конкретный индивид» [Найссер, 1981, с. 97].

Н.Н. Баранский видит пути единения двух выделенных подходов; пути эти двояки. С одной стороны, он отмечает, что «это мастерство [КГХ] должно возродиться у нас в новом виде, обогащенном всей массой новых фактических сведений, собранных за советское время, а также и вновь открытыми закономерностями и сложившимися концепциями» [Баранский, 1950, с. 95]. Таким образом, полученные на аналитическом этапе развития географии знания «вплетаются» позднее в единую синтетическую структуру КГХ как один из элементов. С другой стороны, по мнению Баранского, «со временем мог бы сложиться по вопросу о мастерстве географического описания целый небольшой «канон», который мог бы найти себе место в составе курса методики географии» [Баранский, 1950, с. 100], т.е. сам путь синтеза единой лаконичной КГХ может стать предметом аналитического исследования. Однако, подчеркнем именно попытки создания таких «канонов» указали на то, что они неминуемо разрушают прелесть синтетического пути.

Остановимся и на методе географических образов, предложенном Н.Н. Михайловым как методе комплексного синтетического описания территории страны или района [Михайлов, 1948]. Михайлов говорит все о том же отборе информации: «путь к образу открывается самим стремлением к географической специфике. Закономерности образного изложения вытекают из необходимости давать в описании концентрированный сильно отгенерализованный географический синтез. Он может найти свое выражение в сжатом образе. Недаром ландшафт на польском языке называется «крайобраз»» [Михайлов, 1948, с. 196]. На основании своего понимания сущности географических образов Михайлов производит их классификацию на познавательные, образы-уподобления и универсальные. Первые исходят из констатации факта, вторые служат облегчению восприятия, третьи просто украшают образ. Универсальные образы «совсем противопоказаны в художественно-географическом описании» [Михайлов, 1948, с. 196]; в отношении уподоблений возникает опасность тривиальности и непознавательности. Наиболее приемлемыми, таким образом, оказываются просто познавательные образы, которые «созданы из познавательного материала и притом лучатся светом поэзии» [Михайлов, 1948, с. 196]. Они имеют двойственную эстетическо-познавательную ценность. По сути, Михайлов просто останавливается более подробно на тех самых центральных особенностях стран или районов Баранского, «изюминках» территории Реклю, стараясь дать им классификацию, оценить, как же должны они отбираться и описываться.

В отличие от положений Баранского, методика образов Михайлова отвергает возможность «канона» в технике синтеза КГХ: «подбор и выделение этих признаков, как равно и порядок их изложения, не поддаются схематизации, определяясь каждый данный раз географической спецификой места. Чем данный конкретный подбор своеобразнее, чем более характерен он для данного места, тем он удачнее» [Михайлов, 1948, с. 195]. Михайлов открывает дорогу субъективистскому подходу к КГХ, провозгласившему саму «соль» синтеза единой КГХ в отсутствии единства методики этого синтеза. Этот подход еще более сближает географию с искусством. Проблема разграничения решается в рамках метода образа места путем введения специфического понятия сущности мировоззрения географа. «Мнение, что этот метод требует от человека специальных литературных способностей, справедливо лишь отчасти. Вопрос решается не литературными способностями в узком смысле слова, а способностью видеть и понимать мир, как целое. Способностью этой должен обладать каждый географ» [Михайлов, 1948, с. 198]. Объективность географа как интерпретатора информации о пространстве, провозглашенная в «Районе и стране», сменяется пониманием особого места географии в общем кругу всяческих знаний. Это наблюдение, во многом эмпирическое (подобный «гимн» географу как особенного рода наблюдателю в ландшафте, со своим особенным мировоззрением и пониманием окружающего пространства находим и в современности, в статье В.Л. Каганского «Что должен знать, уметь, иметь и любить настоящий географ» [Каганский, 1995]), позволяет по-новому взглянуть на проблему соотношения не только просто объективного и субъективного в географии, но и «обогатить» уже выделенные нами оппозиции «анализ – синтез», «методическое – систематическое», «описание – характеристика», «структурирование – отбор» – новой: «объективное – субъективное». Но это не есть, по нашему мнению, недостаток характеристики. Это есть ее, скорее, своего рода достоинство, позволяющее не требовать всеобщего охвата, аргументируя это субъективным основанием характеристики как жанра – тем более что само определение ее как продукта отбора делает состав характеристики зависящим от исследователя.

Касаясь вопроса художественности описания, Баранский, кстати, словно следуя словам Геттнера о синтетическом описании (т.е. характеристике) как продукте непосредственно восприятия, пишет о взаимосвязи художественности географического текста и его принадлежности к жанру характеристики. «Литературное мастерство географических описаний органически связано с их комплексным характером. Хорошая литературная форма своей предпосылкой имеет некоторую художественную эмоцию, требует более или менее художественного восприятия описываемого объекта, а таковым может быть в виде общего правила только восприятие целостное, комплексное. Совершенная литературная форма и нужна более всего для комплексных характеристик стран и районов (и на них преимущественно складывается и воспитывается), а не для описаний почвенных разрезов, береговых линий, хода погоды или размещения пшеничных посевов» [Баранский, 1950, с. 99]. Баранский здесь вновь приходит к разделению географии по принципу «синтез – анализ», когда одни географы занимаются КГХ и используют литературные приемы, а другие – готовят аналитический материал, который, как мы видели выше, будет позднее встраиваться в синтетический первых географов. Недостаток такого подхода указан самим Баранским в начале той же статьи – утеря навыков комплексных описаний.

Последние материалы

Заключение (Грунты)

При построении курса учитывалась необходимость его использования для различных гидротехнических специальностей и специализаций. В качестве основной части для студентов всех гидротехнических специальностей следует считать обязательным прочтение гл. 1—7. В гл. 8...

25-08-2013 Просмотров:4889 Грунты и основания гидротехнических сооружений

Представления о решении задач нелинейной механики грунтов

На современном этапе развития нелинейного направления механики грунтов оформились два основных подхода к решению практических задач расчета грунтовых оснований и сооружений: нелинейно-упругий и упругопластический (А. К. Бугров, С. С. Вялов...

25-08-2013 Просмотров:8079 Грунты и основания гидротехнических сооружений

Прочность грунтов при сложном напряженном состоянии

Для сред и материалов, обладающих сплошностью, предложено много различных условий прочности. Для оценки прочности грунтов наиболее широкое распространение получило условие Мора—Кулона (2.38), не содержащее промежуточного главного напряжения а2 и тем...

25-08-2013 Просмотров:4921 Грунты и основания гидротехнических сооружений

Еще материалы

Способи установки й вивірки будівельних …

Для висотної установки й вивірки конструкцій й устаткування застосовують геометричне нівелювання, мікронівелювання, гідронівелювання й індикаторний спосіб. Спосіб геометричного нівелювання є найпоширенішим для визначення в натурі проектних висот. Залежно від необхідної точності...

30-05-2011 Просмотров:5651 Інженерна геодезія

Керноприемный снаряд, раскрепляемый в ко…

Разработанный авторами керноприемный снаряд (а.с. № 1484908 на изобретение "Буровой снаряд и ловитель для съемного керноприемника бурового снаряда", 1987 г.) содержит подвешенный на тросе 1 подвижный груз 2 (рис. 6.10), нижний...

30-01-2011 Просмотров:4392 Морские буровые моноопорные основания

Использование эвм при уравнивании нивели…

Сети постоянного высотного обоснования, создаваемые на территориях городов, содержат, как правило, небольшое число узловых пунктов. Такие сети целесообразно уравнивать на малогабаритных ЭВМ типа «Наири». Программа уравнивания нивелирных сетей, составленная для...

12-08-2010 Просмотров:9377 Постоянное планово-высотное съемочное обоснование